П

Москва. Петушки.

– я плюю в президентское кресло. Я считаю, что пост президента должен занять человек, у которого харю с похмелья в три дня не уделаешь. А разве такие есть среди нас? – «нет таких» – хором отвечали делегаты. – мою, например, харю – разве нельзя уделать в три дня и с похмелья?
Секунду-две все смотрели мне в лицо оценивающе, а потом отвечали хором: «Можно».
– Ну так вот, – продолжал я. – обойдемся без президента. Лучше сделаем вот как: все пойдем в луга готовить пунш, а Борю закроем на замок. Поскольку это человек высоких моральных качеств, пусть он тут сидит и формирует кабинет…
Мою речь прервали овации, и пленум прикрылся; окрестные луга озарились синим огнем. Один только я не разделял всеобщего оживления и веры в успех, я ходил меж огней с одною тревожною мыслью: почему это в мире нет до нас ни малейшего дела? Почему такое молчание в мире? Уезд охвачен пламенем, и мир молчит оттого, что затаил дыхание, – допустим. Но почему никто не подает нам руки ни с востока, ни с запада? Куда смотрит король Улаф? Почему нас не давят с юга регулярные части?..
Я тихо отвел в сторону канцлера, от него разило пуншем:
– Тебе нравится, Вадя, наша революция?
– Да, – отвечал Вадя, – она лихорадочна, но она прекрасна.
– Так… А насчет Норвегии, Вадя, – насчет Норвегии ничего не слышно?
– Пока ничего… А что тебе Норвегия?
– Как то есть что Норвегия?!.. В состоянии войны мы с ней или не в состоянии? Очень глупо все получается. Мы с ней воюем, а она с нами не хочет… Если завтра нас не начнут бомбить, я снова сажусь в президентское кресло – и тогда увидишь, что будет!..
– Садись, – ответил Вадя, – кто тебе мешает, Ерофейчик?.. Если хочешь – садись…
Надо вначале декрет написать, хоть один, хоть самый какой-нибудь гнусный... Бумага, чернила есть? Садись, пиши. А потом выпьем - и декларацию прав. А уж только потом - террор.

Так декрет был: обязать Клавку из соседнего сельпо открывать точку на час раньше... Я рада, что вы вспомнили про Венечку. Я писала уже про то как мужики, объявив войну Норвегии, сели вкруг и стали ждать, когда же их начнут бомбить. "Как же так, мы с ней воюем, а она с нами не хочет!". Это я писала по поводу белоленточных сидельцев. А по поводу "культурных" французов, которые все по-французски разговаривают? У меня эту книжку умыкнули, к сожалению, а сейчас в новом издании я ее не встречала.
И у меня её умыкнули)
Первый раз прочитал в журнале "Трезвость и культура". Тогда смешнее было
И ведь висел у меня плакат на книжных полках: Не шарь по полкам жадным взглядом: здесь книги не даются на дом, лишь только полный идиот знакомым книги раздает! Но все равно сперли. Ничего, найду, и сейчас смешно бывает, как вспомню: "Мне бы хереса. - Хереса нет. - А что есть? - Есть пироженые, вымя... - Вымя? А хереса нет?. А про коктейль "Слеза комсомолки" вообще без слез вспоминать не могу... Найду и опубликую в назидание потомкам)))
Там цитировать -не перецитировать)
Особенно в первой части, до белочки
А пароль: Садись, товарищ, в ногах правды нет. - Но правды нет и выше... Да там вся книга на цитаты разошлась.
Абсолютно!
"И дышал он как-то странно. У всех сначала вдох, а потом выдох, а у него сначала выдох"
"Что самое прекрасное? Борьба за освобождение человечества. А ещё прекраснее вот что, записывайте..."

Мож совместный пост?
Лано, расслабься, дело уже сделано, пост написали, можно дружно повилять хвостами...
Обаяшка, малохольный, как же можно жержать, не напрягаясь?
Хорошего - понемножку... а то личико треснет)))