П

Пробило

Евгения альбац замутила передачу, поставила вопросы. Трагическим, дрожащим голосом сообщила, что на Сахалине и в Москве произошли два случая. Почему в обществе возник - возвысив голос до патетичного - подобный уровень агрессии. На Сахалине. И в Москве. Два. В обществе.

Всё от уничтожения, авторитетов, Женя. Помню, было легко, приятно и логично обращаться по имени-отчеству.
Но.

Первое завоевание 90-х - посылание нахрен отчества. Михаил Горбачёв, ага. Миша. Обращение по имени и отчеству - это совок и вчерашний день.

Отцы справились со сталинизмом (термин не поддерживаю), деды Победили в Войне, прадеды пережили Гражданскую, они же и революцию. Но мы круче и свободнее. Старпёры были не правы, делая памятник для тебя, сука, Тёма. Ты ж невероятно признанный промышленный дизайнер, ты знаешь, как надо было. Ты же этих своих авторитетов без отчества умеешь упоминать.

Людей ограничивает не страх перед охранником в школе. А проклятие отца. Горе матери. Где-то кровная месть, как бонус.

У вас всё проще, это мы чота сложно сломаны режимом. Продать или не обязательно оружие? Разрешить или передумать свободную продажу отвёрнок и пневматических пистолетов для умерщвления жирафа?

Живите, конечно. У вас получается удачно
Противоположно фотосессиии)

Как же достали вон те вот мудрецы